До Форума
 

Дайджест 17

Представляем Вашему вниманию семнадцатый выпуск информационного дайджеста Петербургского Международного Юридического Форума!

Подписка на регулярную рассылку доступна по ссылке.


Мы рады напомнить, что регистрация на V Петербургский Международный Юридический Форум открыта

Новости Форума

читать далее...

Мы рады напомнить, что регистрация на V Петербургский Международный Юридический Форум открыта. На Форум уже зарегистрировались представители России, Германии, Италии, Франции, Белоруссии, Киргизии и других стран.

Темы юбилейного Форума являются продолжением дискуссий прошлого года и учитывают особенности, продиктованные сегодняшним днем. В деловой программе 2015 года заявлено более 50 дискуссионных сессий в рамках 7 тематических треков:

  • Международное право / Верховенство закона
  • Частное право
  • Корпоративная практика/ Международная торговля / Защита конкуренции
  • Судебная и арбитражная практика
  • Smart-общество
  • Культурное наследие / Общественные интересы / Экология / Стандарты юридической профессии
  • Инвестиции / Финансы

Программа по дням уже опубликована на сайте.

До встречи 27-30 мая 2015 года!

Инновации, управление проектами и менеджмент знаний на новом конкурентном юридическом рынке

«Юристы рискуют заполучить синдром «бойтесь своих желаний, они сбываются»

Рон Фридманн

читать далее...

Статья впервые была опубликована на GCResearchClub.com под заголовком GCRC Interview: Ron Friedmann from Fireman & Company — Whole Interview 18 октября 2013 года.

Резюме: кризис 2008 года повлек за собой изменения на юридическом рынке. Крупные фирмы отныне вынуждены вступать в конкурентную борьбу за проекты. Происходящие процессы требуют внедрения инновационных решений в менеджменте проектов и использования лучших достижений в управлении знаниями.

Интервью с Роном Фридманном, юристом, проработавшим более 20 лет на рынке юридических услуг. У Рона обширная практика в консалтинге юридических фирм, а также опыт работы в крупных юридических компаниях (Mintz Levin и Wilmer Cutler) и в двух компаниях, занимающихся разработкой программного обеспечения для юридических фирм в качестве специалиста по маркетингу. Сейчас Рон работает в консалтинговой фирме Fireman & Company, специализирующейся на управлении проектами в юридической отрасли, а также ведет свой блог на сайте Prism Legal Consulting.

Вы работаете, в частности, на инновационные юридические фирмы и корпорации. И, конечно, сейчас ведется много разговоров о том, что юридические фирмы на современном рынке должны быть более прогрессивными. Насколько, по вашему мнению, инновации важны для отрасли на сегодняшний день, и в какой мере этот императив исходит от клиентов?

При низком уровне запросов и учитывая, что сегодня клиенты имеют много других альтернатив — начиная с приглашения корпоративного юриста и заканчивая обращением в небольшие региональные юридические фирмы, юридические фирмы новой модели, а также в компании типа Axiom и прибеганием к аутсорсингу юридических услуг (LPO, legal process outsourcing) — главный юрисконсульт может оказывать большое давление на юридическую фирму. Некоторые, в частности, требуют инноваций.

В условиях дефицита фирмы, которые хотят быть конкурентоспособными в бизнесе, должны внедрять инновации. Теперь уже недостаточно быть просто хорошим юристом, работающим в нескольких областях практики. Я считаю, что фирмы должны предлагать инновационные услуги, чтобы поднять свой престиж, а возможно, даже просто для того, чтобы выживать и развиваться.

Правда, совершенно неясно, насколько часто это случается. Некоторые фирмы, например, могут обойтись без внедрений новшеств: топовые фирмы США или юридические фирмы Волшебного Круга (Magic Circle) в Великобритании способны двигаться по инерции благодаря собственному бренду. С другой стороны, некоторые фирмы, оперирующие в конкурентоспособных областях практики, оказались очень инновационными. Но помимо этого, существует множество фирм средней руки, на которые я смотрю и спрашиваю себя, каким образом они собираются выживать?

Сегодня клиенты могут быть невероятно привередливыми, и некоторые фирмы это признают. Они открывают новые области практики, становятся более внимательными к менеджменту проектов, ценообразованию и т.д. Тем не менее, я считаю, что это самое начало.

Полагаете ли вы, что основные инновации приходятся исключительно на области менеджмента проектов и ценообразования, или же есть и другие нововведения?

Есть и другие. Среди традиционных юридических фирм, которые сумели ввести новшества, на ум первым делом приходят Littler Mendelson, фирма, специализирующаяся на трудовом законодательстве, и Seyfarth Shaw, также обладающая широкой практикой в области трудового права. Seyfarth Lean завоевала огромную популярность благодаря инновационному развитию своей деятельности. Littler же получила награду за использование технологии, позволяющей управлять случаями крупномасштабного найма на работу. Также Littler недавно выпустил интерактивный, управляемый Neota Logic инструктор, который доступен для бизнеса бесплатно и призван помочь компаниям оценить влияние новой реформы здравоохранения и защиты пациентов, также известной в США под названием ‘Obama Care’.

Интересно, что вы упомянули Seyfarth, потому что мы буквально недавно с ними столкнулись. Их идея менеджмента и картографирования процессов, кажется, может стать очень перспективной областью. Какой объем юридических знаний, по вашему мнению, перейдет в эти онлайн-системы Lean Рrogramme?

Lean Programmes не обязательно находятся онлайн. Вместе с тем, Seyfarth действительно обладает группой экспертов по юридическим технологиям, которые делают всю инновационную работу. Я знаком с Эндрю Бейкером (Andrew Baker), который эту группу возглавляет, и он мне кое-что рассказывал. Таким образом, я знаю, что фирма определенно укреплена серьезными узкоспециализированными технологиями, а Lean Programmes относятся в большей степени к области юридической практики.

Тем не менее, в целом крупные юридические фирмы противятся изменениям. Юристы неохотно меняют ход своей работы. Заставить юристов меняться — это всегда вопрос межличностных отношений или «рукопашная схватка».

Достаточно сложно внедрять новые технологии — необходимо изменять весь подход к работе. Юристы должны развивать способы оказания услуг клиентам, и в этом отношении Seyfarth и Littler, несомненно, на голову выше многих других фирм.

Конечно, есть и другие новшества, которые исходят не со стороны традиционных фирм. Например, юридическая фирма новой модели, как Clearspire, обладающая иной структурой, нежели большинство фирм, изначально создавалась с расчетом на использование технологий. Она демонстрирует, что это возможно. И все же, изменения, которые мы могли наблюдать до сегодняшнего дня на рынке в целом, остаются периферийными явлениями, что меня очень удивляет.

Одна из значимых областей, в которой уже происходят изменения — во многом под давлением клиентов, — это выставление счета. Многие утверждают, что почасовой расчет работы уже не годится в качестве основной модели. Как, в частности, главные юристы выполняют это исходящее от клиентов требование на введение альтернативных способов оплаты услуг?

Главные юристы стимулируют достаточно большое количество изменений в области ценообразования, поскольку они заинтересованы в повышении качества и стоимости сделок. С другой стороны, они не могут понять, что это «повышение стоимости» значит, и подавляющее большинство главных юристов довольствуются предоставлением скидки, не меняя самой структуры ценообразования. Некоторые фирмы, понимая неизбежность этого процесса, берут на себя инициативу и предлагают альтернативные подходы.

Если Вы оглянетесь на два года назад, то найдете буквально полдюжины фирм, озабоченных вопросами ценообразования. Сегодня таких фирм уже две сотни, и они даже образовали единую группу под эгидой Ассоциации юридического маркетинга (Legal Marketing Association). Среди членов группы — как финансовые менеджеры среднего уровня, так и настоящие «цари» ценообразования, регулярно взаимодействующие с клиентами и партнерами.

Рост интереса к профессиональному ценообразованию связан, в первую очередь, с клиентами, требующими альтернативных схем оплаты, но помимо этого он частично инициирован самими фирмами, признающими, что у них есть возможность выделиться и заполучить новых клиентов.

И все же, трудно отличить причину от следствия. Фирмы получают запросы предложения (request for proposal, RFP) с требованием альтернативных схем оплаты (аlternative fee arrangement, AFA) и начинают их предлагать. Но данные по юридическому рынку — если изучить исследования — показывают, что процент реальных альтернативных схем, задействующих отличные структуры и другое распределение рисков, а не просто систему скидок, по-прежнему относительно невелик.

В отношении выставления счета, считаете ли Вы, что акцент сделан на фактическую стоимость или скорее связан с изменением подхода юристов к работе, в том смысле, что их работа стала теперь более прозрачной, чтобы клиенты могли знать, за что они платят, даже если стоимость юридических услуг по-прежнему довольно высока?

Прозрачность является неотъемлемой частью стимула в основе менеджмента юридических проектов, особенно, когда речь идет о традиционном способе выставления счета. Клиенты должны видеть планы заранее. На самом деле, они говорят: «Мы не знаем, сколько это должно стоить точно, но давайте посмотрим на бюджет и свидетельства того, что вы действительно справитесь с делом, составьте план и будете ему следовать». Таким образом, менеджмент юридических проектов является одним из способов усовершенствовать традиционную модель выставления счета и увеличить прозрачность и результативность.

Менеджмент проектов и бюджетов, в частности, тем не менее, является нововведением и все еще развивается. Например, двадцать лет назад, когда я работал в юридической фирме корпоративным юристом, мы с партнером запустили очень простой — учитывая доступные в то время технологии — инструмент по формированию бюджета. Когда мы говорили с адвокатами относительно разработки бюджета, они просто столбенели, узнав, что кто-то вообще его планирует. Их реакция была: «Во-первых, с какой стати я должен утруждаться составлением бюджета, а во-вторых, даже если бы у меня были причины сделать это, нет никаких возможностей все предсказать».

Мое мнение и тогда, и сейчас, заключается в следующем. План — это план, и, конечно, все пойдет не так, но план показывает, как вы собираетесь вести дело, и помогает представить наиболее вероятную картину того, что будет происходить. Когда Вы сравниваете фактические расходы с бюджетом, то начинаете понимать, где Вы угадали неверно, где случились непредвиденные обстоятельства и что эти погрешности означают в перспективе. Это дисциплина, которая уже присутствует у некоторых юристов, не всегда выраженная в виде формальных планов, но в их способе мышления и способности управлять делами. Некоторые в этом вполне преуспевают, даже без использования формальных инструментов, но многие партнеры ведут дело совершенно хаотично.

Менеджмент юридических проектов помогает стандартизировать ведение бизнеса, безотносительно к формированию счета, сделать его систематичным и прозрачным, а также логично и более внимательно подойти к распределению ресурсов способом.

Распределение ресурсов можно улучшить, поскольку, как только юристы начинают планирование бюджета, они могут осознать: «Итак, действительно ли нам нужен этот сотрудник? Требует ли это дело вмешательства юриста или с ним справится ассистент? Действительно ли необходима эта работа?»

Формальное планирование также помогает юристам увидеть, не вкладывают ли они излишнее количество средств в работу. Например, когда партнер составит план бюджета, он, например, может увидеть, что запланировано семь взносов, и, возможно, они с клиентом подумают: «Действительно ли необходимы эти семь взносов? Может быть, достаточно пяти».

Финансовое управление проектами давно используется во многих отраслях, но только недавно стало явно выраженным. Какой тип менеджмента проектов, по Вашему мнению, может подойти юридической отрасли в том состоянии, в котором она пребывает сейчас?

Я помог одному из моих клиентов разработать программное обеспечение по менеджменту юридических проектов. В плане функциональных требований, я принимал участие во многих дискуссиях с юридическими фирмами относительно их пожеланий к ежедневному менеджменту юридических проектов. Юристам нужен простой инструмент, позволяющий им день за днем отслеживать, как продвигается дело.

Поэтому менеджмент юридического проекта будет на противоположном конце спектра от той отрасли, которая изобрела управление проектами, то есть строительства. Менеджеры проектов в этой области могут эффективно использовать такие инструменты, как Microsoft Project. Это программное обеспечение является сложным и предназначено для работы с несколькими зависимостями. Я не знаю многого о строительстве, но уверен, что трубы или электрические системы не должны прибыть прежде, чем вы дойдете до определенного момента в заливке бетона. Последовательность подачи материалов и труд специалистов в значительной степени созависимы, один шаг за другим.

Зависимости в правовых вопросах далеко не так запутаны. Много работы ведется параллельно. Короче говоря, зависимости есть, но их не так уж сложно отследить. Например, вы не собираетесь начинать подготовку к судебному разбирательству, пока происходят определенные вещи, а люди в команде примерно знают, когда это будет, через обычный процесс коммуникации. Управление юридическими проектами сконцентрировано на мониторинге основных задач.

В ходе всех этих проектов может ли, по Вашему мнению, корпоративный юрист стать кем-то вроде менеджера проектов?

Я не вижу этого и не уверен, что это та модель, к которой я бы стремился, будь я во главе юридического департамента. Корпоративный юрист может стать менеджером проектов для решения задач силами сотрудников компании, но если я, будучи корпоративным юристом, обращаюсь в юридическую фирму, я должен быть уверен, что у нее есть конкретный план проекта, чтобы отслеживать ход его выполнения и видеть доказательства того, что юридическая фирма ему следует. Но я не хочу при этом нести обязанность менеджера проекта — я же за это плачу другому лицу. Полагаю, что юридические фирмы должны брать на себя управление проектом и делиться результатами по ходу выполнения работы с клиентом.

Технологии, очевидно, в определенной степени вплетены в управление проектами. Каким образом, с Вашей точки зрения, могут клиенты или их корпоративные юристы в каждом проекте использовать технологии, чтобы убедиться, что проект, который проводится с помощью юридической фирмы и находится под управлением юридической фирмы, можно сделать более доступным и прозрачным?

Рынок по-прежнему борется. С точки зрения моего опыта на юридическом рынке и с юридическими технологиями, я слишком часто вижу, что юристы рискуют заполучить синдром «бойтесь своих желаний, они сбываются».

Например, на ранних этапах электронного формирования счетов, корпоративные юристы требовали слишком много информации, а когда они получали ее, то были не в состоянии ее использовать. Существует стоимость предоставления информации для поставщика и стоимость потребления информации для лица, запрашивающего ее. Я не думаю, что мы уже дошли до стадии понимания необходимой степени долевого участия.

Если я веду проект, должен ли он быть абсолютно прозрачным для клиента? Я ярый сторонник прозрачности, но это не обязательно означает, что клиент должен знать все, каждый день. Появятся инструменты, чтобы поделиться высокими показателями того, как продвигается дело, демонстрирующие, выполнены ли определенные ключевые задачи, и, если это традиционное оплачиваемое дело, осуществляются ли они в рамках установленного бюджета. Если есть какие-либо отклонения, отчеты показывают, почему. И этим «почему» могут быть неожиданные обстоятельства. Или этим «почему» может быть «ну, мы просто не делаем такую уж большую работу, и постараемся сделать лучше в следующем раунде».

В управлении проектами есть много вопросов о правильном уровне информации, предоставляемой клиенту, и о том, сколько проверок нужно сделать внутри компании до ее оглашения. Если вы выставляете счет в традиционной манере, то мы знаем, что юридические фирмы пересмотрят количество часов и могут сделать списания или корректировку. Хотите ли Вы предоставить информацию до этого пересмотра?

В долгосрочной перспективе мы увидим порталы различных видов, или экстрасети, или переговорные, называйте это как хотите, где клиенты смогут увидеть, как продвигаются их дела. Мое представление таково, что, будь я во главе крупного юридического департамента, я бы запустил свой собственный портал и получал бы данные ото всех моих юридических фирм. Данные были бы стандартизированы, и я мог бы получать ото всех юридических фирм и аккумулировать на едином портале. Хотя я не знаю, насколько много людей разделяют эту точку зрения. Идея в том, опять же, что даже если у меня есть группа только из шести фирм, и если я имею дело с каждой из этих шести фирм, хочу ли я внедриться в каждую из этих шести фирм, чтобы увидеть, как они работают? Или я могу иметь одно место, куда я пойду и увижу, как обстоят дела во всех фирмах разом. В перспективе, я вижу отчеты по управлению проектами со всех фирм, консолидированные в одном месте для клиента.

Продолжение статьи читайте в следующем выпуске Дайджеста.

© 2014 Ron Friedmann. Все права защищены.

© ООО «Конференц-центр «Петербургский Международный Юридический Форум», 2015 (перевод на русский язык)


В следующем выпуске дайджеста:

В следующем выпуске дайджеста, который выйдет 28 января, мы представим продолжение статьи Рона Фридманна об инновационных подходах в управлении проектами в инновационной фирме и расскажем о ходе подготовки к V ПМЮФ.